Игорь Шувалов
Семья Шувалова начала возвращать активы в Россию

Семья первого вице-премьера Игоря Шувалова начала возвращать активы из слепого траста на Британских Виргинских островах в Россию. Об этом в номере от 12 апреля пишет газета «Ведомости» со ссылкой на неназванные источники в окружении Шувалова и его официального представителя.

По данным издания, среди активов есть российские и иностранные ценные бумаги. Их стоимость не раскрывается. Собеседники газеты рассказали, что Шувалов возвращает активы в связи с готовящимся запретом для чиновников владеть счетами за рубежом.

Собеседники издания добавили, что слепой траст, управляющий активами Шувалова, создан по англосаксонскому праву, и в России такая конструкция невозможна. Поэтому первый вице-премьер, по данным газеты, попытается создать в России похожую конструкцию, например, управляющую компанию с независимым комитетом.

Согласно декларации Игоря Шувалова, за 2011 год его семья заработала 374,6 миллиона рублей, из которых на доход самого вице-премьера пришлось 9,6 миллиона, а остальное заработала его супруга. По данным источников газеты, в 2012 году доход семьи Шувалова будет примерно таким же.

Игорь Шувалов создал слепой траст для активов своей семьи в первой половине прошлого года. Такая система управления активами предусматривает, что их владелец не может вмешиваться в инвестиционную политику и получать любую информацию о деятельности траста, кроме прибыли по итогам года. Слепой траст часто используется людьми, приходящими на государственную службу из бизнеса в развитых странах, например, в США.

Шувалов решил перевести активы в слепой траст после того, как газета The Financial Times написала об офшорных операциях семьи первого вице-премьера. В частности, издание утверждало, что семья Шувалова купила в 2004 году акции «Газпрома» на 18 миллионов долларов, а также совершала другие инвестиции через компанию Sevenkey. При этом только сделка с акциями газовой монополии принесла компании около 100 миллионов долларов.

Тогда Шувалов называл инвестиции своей семьи основой независимости от групп влияния. Он говорил, что вся необходимая информация есть и в Федеральной налоговой службе, и в Росфинмониторинге. При этом чиновник отмечал, что никогда не допускал конфликта интересов, так как об инвестициях его семьи знают в том числе и те, кто принимают решения.